Энергосовет - энергосбережение и энергоэффективность
в Яndex
Главная >> Архив номеров >> Мировой опыт энергосбережения >> >> Архив номеров

Анонсы

26.05.17 9 июня в Госдуме пройдет совместное заседание экспертного совета комитета по энергетике и ПРЭН-клуба подробнее >>>

24.05.17 Круглый стол «Энергетическая и промышленная политика: объединяя усилия, развивая территории» подробнее >>>

24.05.17 V юбилейный Международный инженерный чемпионат «Case-in»:ФИНАЛ в Москве! подробнее >>>

Все анонсы портала

Новое на портале

22.05.17 Энергоэффективность – естественный отбор для рынка окон (статья) подробнее >>>

19.05.17 Роспотребнадзор: Разъяснение о возможности использования светодиодного освещения в школах и детских садах подробнее >>>

15.05.17 Причина краха флагмана немецкой солнечной энергетики (статья) подробнее >>>

15.05.17 Идёт публичное обсуждение Справочника НДТ «Повышение энергетической эффективности при осуществлении хозяйственной и (или) иной деятельности» подробнее >>>

Все новости портала

Эта статья опубликована в журнале Энергосовет № 4 (46) за 2016 г

Скачать номер в формате pdf (7610 kБ)

Механизм государственной поддержки возобновляемых и традиционных источников энергии в ФРГ: сравнительный анализ, отличия и последствия проводимой политики регулирования



Рубрика: Мировой опыт энергосбережения
Автор: Н.В. Козаева

КозаеваН.В. Козаева, Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России, г. Москва

В статье дан сравнительный анализ системы госрегулирования в области ВИЭ и традиционных энергоносителей, выявлены положительные и отрицательные стороны воздействия мер регулирования. Сравнительный анализ системы госрегулирования будет проводиться путем учета и подсчета совокупных общественных расходов на различные виды энергоносителей, складывающихся как результат функционирования существующей системы регулирования.

 

Энергетическая отрасль имеет стратегически важное значение в экономике и является объектом государственного регулирования независимо от экономического развития и типа экономической системы. Государственное регулирование (прямое или косвенное) в виде финансовых субсидий или создания выгодных условий путем налогообложения, законодательной базы и др. в итоге сводится к перераспределению капиталов в пользу некой отрасли.

Энергетическая реформа ФРГ на современном этапе является одной из наиболее масштабных и значимых по объему затрат, существенной роли вклада научно-технической составляющей, степени влияния на другие отрасли экономики и хозяйствующие субъекты страны. Основные задачи реформы – повышение уровня энергетической безопасности путем увеличения доли возобновляемых источников энергии, сохранение окружающей среды путем снижения выбросов в атмосферу и уровня потребления энергии. Тенденция развития ВИЭ наблюдается на современном этапе не только в ФРГ. Все чаще в понятии стратегии энергетической и экологической безопасности на страновом или международном уровне фигурирует необходимость развития и увеличение доли ВИЭ, причем все чаще это становится актуальным не только для стран, обладающих низкими запасами углеводородов.

С 1990 года по настоящее время наблюдается рост доли ВИЭ как в общем энергопотреблении, так и в секторе электроэнергетики. Государственная поддержка за последние несколько лет имеет тенденцию к росту для ВИЭ; при этом, противоположная тенденция наблюдается для традиционных энергоносителей. Механизм поддержки, способ и направления имеют заметные отличия – расходы на ВИЭ более прозрачны, в то время как расходы на традиционные энергоносители, зачастую, являются «скрытыми» и косвенно обременяют госбюджет, а также возникают в форме последующих внешних расходов, связанных с вредным воздействием на окружающею среду.

Последнее время проявляется несовершенство системы поддержки ВИЭ, при котором возникает противоположное влияние или противоречие между несколькими инструментами, направленными на достижение одной цели.

Планы ФРГ

В принятой 28 сентября 2010 г. «Энергетической концепции экологически чистого, надежного и допустимого потребления энергии» «Energiekonzept 2050» [9] зафиксированы целевые показатели развития ВИЭ: их доля должна составлять 18% от конечного потребления энергии к 2020 году и 60% к 2050 году. В секторе электроэнергии эти показатели должны достичь соответственно 35% и 80%. По сравнению с 2008 г. конечное потребление энергии в ФРГ должно снизиться на 20% к 2020 г. и вдвое к 2050 г. При этом потребление электроэнергии в 2020 г. должно составлять 90% от объемов 2008 г. и 75% к 2050 г., а потребление тепловой энергии снизиться до 80% в 2020 г. и 20% в 2050 г. по сравнению с объемами 2008 г. Энергетическая реформа, таким образом, предполагает переход энергосистемы страны от использования традиционных энергоносителей к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ), основанная на концепции устойчивого развития, сокращении потребления энергии; повышении эффективности использования энергии и сокращении выбросов парниковых газов в атмосферу. Новые параметры развития энергетического комплекса в перспективе имеют важное значение для ФРГ и других стран, в том числе для России, как с точки зрения возможной необходимости пересмотра стратегии экспорта энергоресурсов, так и с точки зрения изучения опыта государственного регулирования отрасли ВИЭ.

Стимулирование развития ВИЭ

Меры по стимулированию развития ВИЭ сводятся, главным образом, не к прямому финансированию, а к системе регулирования путем создания выгодных условий для отрасли, перераспределением расходов на развитие ВИЭ на конечного потребителя. Основным инструментом является законодательная база и меры, направленные на формирование общественного мнения участников рынка, главным образом потребителей. Поскольку основная часть расходов на энергию, получаемую из ВИЭ, ложится на потребителей, необходимо сформировать позицию лояльности к ВИЭ и готовности нести расходы.

Системный и комплексный подход к стимулированию развития ВИЭ в ФРГ реализуется с 1990 года, когда был принят Закон «О подаче электроэнергии из возобновляемых источников энергии», в котором впервые был закреплен принцип обязательного приема электроэнергии, выработанной ВИЭ, и установлен обязательный размер выплаты владельцам энергоустановок, использующих ВИЭ. С 1990 по 2014 гг. в ФРГ выросла доля ВИЭ в общем энергопотреблении и составила 13,7% против 1,3% в 1990 г., в секторе электроэнергии 27,4% (162,5  ГВт∙ч) в 2014 г., по сравнению с 3,4% (18,9 ГВт∙ч) в 1990 г. Темп прироста за 1970-2014 гг. составил 5%. Установленные мощности, генерирующие электроэнергию из ВИЭ, выросли с 4,2 до 90 МВт1. Темп прироста установленных мощностей за 1970-2014 гг. составил 7,2%.

Государственное регулирование как понятие в целом может быть классифицировано по принципу степени вмешательства (высокой или низкой), применяемыми инструментами и методами (прямые, косвенные), а также направленностью в зависимости от цели, например, в сторону развития отрасли, и соответственно созданием для нее выгодных условий или наоборот сворачиванием отрасли. В этом случае могут использоваться те же инструменты, что и для стимулирования (налоги, административно-правовые инструменты, прямое финансирование), но функционирующие в противоположном направлении.

Предпочтение ВИЭ очевидно в векторе приоритетов правительства ФРГ в отношении энергетики. С 1990 года, независимо от смены правящих коалиционных партий, с большей или меньшей долей интенсивности, правительство стабильно придерживалось курса развития ВИЭ. Поддержка со стороны правительства постоянно подпитывается мощными группами лоббирования. Федеральный союз возобновляемых источников энергии (Bundesverband Erneuerbarer Energien e.V.), объединяющий 27 отраслевых объединений и 10 специализированных фирм, считается одним из наиболее мощных лобби в стране [4, 5]. Влиятельное движение «зеленых» в ФРГ также интенсивно продвигает интересы отрасли в политических и общественных кругах страны.

Этот факт провоцирует критику со стороны противников высокой степени вмешательства государства в экономические процессы и создания искусственных условий для поддержания и развития отрасли ВИЭ, а также недовольство групп лоббирования отрасли традиционных энергоносителей. Аргументом критиков, главным образом, являются, якобы, чрезмерно высокие расходы на ВИЭ, то есть перераспределение капитала, изымание средств из других отраслей экономики в пользу ВИЭ, которые, по мнению противников неэффективны в случае отсутствия господдержки.

Эффективность действующего механизма государственного регулирования, направленного на развитие ВИЭ, необходимо оценивать с учетом величины, структуры расходов, источников финансирования, а также достигаемого эффекта от предпринимаемых мер. Таким образом, следует рассмотреть не отдельно взятую величину расходов на ВИЭ, а провести сравнительный анализ совокупных общественных затрат (прямых и косвенных) на энергию, получаемую из ВИЭ и из традиционных видов энергоносителей, а также оценить эффект и выявить недостатки существующего метода поддержки.

Структура расходов на различные виды энергоносителей

Сторонники ВИЭ опираются на недавнее исследование, проведенное в 2015 г. экспертами организаций Forum ökologisch-soziale Marktwirtschaft e.V. (форум экологической социальной рыночной экономики) и Greenpeace Energy [11], согласно которому затраты на электроэнергию, полученную из ВИЭ, не превышают, а в сравнении с некоторыми традиционными методами получения электроэнергии, даже ниже. Главный принцип оценки, используемый в данном исследовании, – это учет всех составляющих и компонентов, из которых складываются общественные затраты на электроэнергию, получаемую из разных источников, помимо собственно цены, которую платят потребители.

Применительно к энергетике государственную поддержку можно разделить на две категории [12]: с вовлечением и без вовлечения бюджетных средств.

К первой категории относится финансовая помощь (расходы на исследования и разработки, субсидирование сбыта, например, в каменноугольной отрасли, субсидирование вывода из эксплуатации атомных реакторов, дотации, предоставление безвозвратных ссуд, низкие процентные ставки по кредитам, расходы на утилизацию отходов и др.); налоговые льготы (дифференцированные налоговые ставки, освобождение от ресурсного налога).

Ко второй категории относится поддержка путем создания выгодных условий (выгоды от торговли эмиссионными сертификатами, механизм вознаграждения, прописанный в Законе о ВИЭ, создание выгодных условий для вывода из эксплуатации АЭС), так называемые внешние расходы (выбросы парниковых газов, шум, нанесение ущерба биологическому разнообразию природы, риски, связанные с использованием определенных видов топлива, в особенности в атомной энергетике).

Государственная поддержка, если рассматривать ее в широком смысле, оказывается и традиционным энергоносителям (атомной энергии, угольной, газовой отрасли) в виде прямого финансирования, налоговых льгот и других выгодных условий, создаваемых государством. Традиционные энергоносители, в особенности атомная энергия, имеют последующие расходы, связанные с нанесением вреда для окружающей среды (так называемые внешние расходы). Государственные расходы и внешние расходы не связывают напрямую с ценой на традиционные энергоносители, однако они в конечном итоге возникают в форме налогов, общественных расходов, связанных с изменением климата, негативным воздействием на окружающую среду, расходами на здравоохранение и т.д. То есть разница заключается в механизме и принципе поддержки – большая часть расходов на поддержку традиционных энергоносителей непрозрачна для конечного потребителя, не отражена в цене электроэнергии и осуществляется из бюджетных средств. Господдержка и расходы на традиционные энергоносители являются зачастую «скрытыми» и не отражены в цене потребителя, но ложатся бременем на госбюджет и косвенно финансируются за счет средств налогоплательщиков. «Скрытыми расходами» являются прямое финансирование и налоговые льготы. Использование традиционных энергоносителей приводит к возникновению сопутствующих внешних расходов, связанных с вредом для экологии и климата.

Механизм поддержки ВИЭ, прописанный в Законе о возобновляемых источниках энергии2, заключается в том, что владельцы установок получают фиксированную оплату (вознаграждение) за киловаттчас выработанной энергии – рыночную премию дополнительно к выручке от продажи электроэнергии на бирже по рыночной цене.

Ставка вознаграждения варьируется в зависимости от вида установки, т.е. вида используемой энергии, мощности и срока ввода в эксплуатацию. Разница между выручкой, полученной от продажи электроэнергии на бирже, и ставкой вознаграждения включена в цену конечного потребителя и является компенсационной надбавкой – инструментом поддержки ВИЭ.

Таким образом, в то время, как поддержка ВИЭ выражена в цене потребителя и, следовательно, прозрачна, в систему поддержки других отраслей вовлечены бюджетные и общественные расходы, которые косвенно влияют на общие совокупные расходы, которые можно отнести к электроэнергии.

При рассмотрении динамики расходов по годам за 1970-2014 гг. заметно резкое увеличение расходов на ВИЭ с 2010 г. (8,23 млрд евро) и сокращение на другие виды (см. рис. 1).

рис.1

Рис. 1. Государственная поддержка в ФРГ в секторе электроэнергетики 1970-2014 гг.
по видам энергоносителей в млрд евро. Источник: составлено на основе данных [11, c. 131].

 

С 2010 по 2014 гг. расходы на ВИЭ возросли более чем в два раза и составили 16,43 млрд евро, что минимум в 4 раза превышает расходы на другие виды энергоносителей за этот же год. То есть, государственная поддержка ВИЭ была сконцентрирована в более коротком периоде и на данный момент наблюдается тенденция к увеличению расходов на ВИЭ и сокращению на другие виды энергоносителей3. При этом, темп роста расходов на электроэнергию из ВИЭ за 2010-2014 гг. (18,86%), опережал темп роста производства электроэнергии из ВИЭ за аналогичный период (11,58%) на 7,28%4.

Из расчета на кВ∙ч выработанной электроэнергии, в среднем за 1970-2014 величина расходов для ВИЭ составила 4,5 центов, для атомной энергии 3,9 цента, для каменного угля 3,3 цента, для бурого угля 1,3  цента. (см. рис. 2). Однако, с 2010 года этот показатель для ВИЭ резко возрос и составил 10,3 цента за 1 кВт∙ч 2014 году, что минимум в два раза превосходит показатели остальных видов источников электроэнергии.

рис. 2

Рис. 2. Государственная поддержка в ФРГ в секторе электроэнергетики 1970-2014 гг.
по видам энергоносителей в кВт∙ч. Источник: составлено на основе данных [11, c. 131].

 

По совокупным затратам (с учетом прямого финансирования, налоговых льгот и создания выгодных рамочных условий, без учета «внешних» расходов) за 1970-2014 гг. расходы на производство электроэнергии с помощью атомных электростанций, каменного угля значительно опережают ВИЭ. (см. рис. 3). Государственная поддержка каменно-угольной отрасли в денежном выражении составила 327 млрд евро (из них на электроэнергию приходится 186 млрд), на втором месте атомная энергия (219 млрд евро, на электроэнергию 190 млрд евро), затем ВИЭ (102 млрд евро, из них на электроэнергию 85 млрд) и бурый уголь (95 млрд евро, электроэнергия 69,4 млрд евро) [11, c. 9].

В структуре расходов доля прямого финансирования наиболее высокая в каменноугольной и атомной отрасли (см. рис. 3).

рис.3

Рис. 3. Общий объем государственной поддержки отраслей энергетики за 1970-2014 гг. Источник: составлено на основе данных [11, c. 47-51].

 

Финансирование атомной отрасли направлено в большей степени в научные исследования. При этом, если раньше исследования проводились в области совершенствования атомных реакторов, то с момента взятия курса «отказ от атома», ряд технологий так и не дошли до этапа внедрения, и исследования проводятся, наоборот, в направлении остановки работы реакторов, их демонтаже и захоронении отходов. Угольная отрасль поддерживается, прежде всего, за счет субсидирования сбыта для обеспечения конкурентоспособности национальным производителям по сравнению с импортируемым углем.

В категорию налоговых льгот подпадают различные прямые и косвенные налоги, сборы, действующие в ФРГ для энергетической отрасли и различных видов энергоресурсов5. За счет налоговых льгот выгоды получают атомная энергия, каменный и бурый уголь.

В части внебюджетного субсидирования речь идет о расходах, не имеющих прямого отношения к бюджетным средствам, и, таким образом, относящимся к категории государственной поддержки в более широком смысле. К этой категории относится торговля эмиссионными сертификатами. Этот инструмент сам по себе не призван приносить льготы отраслям с высоким уровнем выбросов СО2, а наоборот обременять их. Тем не менее, некоторые инструменты в контексте торговли эмиссионными квотами можно рассматривать как выгодные для отрасли, например, бесплатное предоставление сертификатов.

Угольная отрасль получает выгоду от предоставляемых бесплатно эмиссионных сертификатов6, при этом, на счет атомной энергетики и ВИЭ можно отнести повышение цен вследствие торговли сертификатами . К этой же категории внебюджетного финансирования можно отнести и выгоду, получаемую ВИЭ от механизма вознаграждения, прописанного в Законе о возобновляемых источниках энергии.

Сопоставление расходов на традиционные энергоносители
и ВИЭ путем унификации подсчета расходов по принципу ВИЭ

Главным аргументом сторонников ВИЭ является результат пересчета и перераспределения расходов на традиционные энергоносители по принципу, установленному для ВИЭ.

При этом, помимо прямого финансирования, налоговых льгот, необходимо учесть сопутствующие внешние расходы, рыночную стоимость электроэнергии и расходы на строительство и ввод в эксплуатацию новых установок. Если бы общественные расходы на традиционные энергоносители перераспределили по принципу, установленному Законом для ВИЭ, и включили бы в цену конечного потребителя, это увеличило бы цену за кВт∙ч электроэнергии из традиционных энергоносителей на 10,6 цента в 2014 году. При этом, в 2015 году выплачиваемое вознаграждение за использование ВИЭ снизилось с 6,24 центов за кВт∙ч до 6,17, а для традиционных энергоносителей увеличилось до 11,4 центов за кВт∙ч (см. рис. 4).

рис.4

Рис. 4. Расходы на 1кВт∙ч электроэнергии с учетом вознаграждения за ВИЭ и дополнительных расходов от использования традиционных энергоносителей. Источник: составлено на основе данных [11 c. 34, 3].

 

Закон о возобновляемой энергии сам по себе является временным инструментом поддержки, при котором по мере повышения эффективности ВИЭ, будет снижаться необходимость такого рода механизма поддержки. При этом угольная и атомная отрасль порождают высокие и трудно поддающиеся количественному измерению последующие издержки, возникающие также и после вывода из эксплуатации электростанций, как, например, захоронение радиоактивных отходов, издержки, связанные с ликвидацией шахт и т.д. Таким образом, традиционные энергоносители потребуют в будущем дополнительных последующих издержек, не принося при этом вклад в производство электроэнергии.

 

Недостатки механизма поддержки ВИЭ
и негативные последствия

Однако механизм поддержки ВИЭ не лишен недостатков. Несмотря на снижение в 2015 году (впервые с 2010 года) величины компенсационного вознаграждения за ВИЭ до 6,17 центов, в 2016 году этот показатель достиг уровня 6,35 центов за кВт∙ч (см. рис 5.), а по прогнозу на 2017 год составит 6,88  центов за 1 кВт∙ч7. Это в корне противоречит целям правительства, поскольку предполагалось, что величина компенсационного вознаграждения, то есть издержки производства ВИЭ должны с течением времени снижаться. Причин повышения компенсационного вознаграждения несколько: чем больше установок, работающих на ВИЭ вводится в эксплуатацию, тем выше общая сумма вознаграждения и затраты потребителей, так как, чем больше количество установок, тем больше производится электроэнергии с помощью ВИЭ, и тем большему количеству владельцев нужно заплатить фиксированный тариф [13].

рис.5

Рис. 5. Сумма стоимости электроэнергии на бирже и вознаграждения за ВИЭ 2011-2016 гг. Источник: составлено на основе [6].

 

Еще большее влияние оказывает увеличение количества промышленных предприятий, освобожденных от уплаты компенсационного вознаграждения или выплачивающих его не в полном размере. В 2013 году для энергоемких промышленных предприятий был снижен порог, при котором возможно было рассчитывать на уплату льготного тарифа [13]. Это делается с целью стимулирования экономики путем создания условий для снижения производственных издержек предприятий.

Еще одна отрицательная тенденция связана с принципом работы рынка электроэнергии и формированием цены на бирже. Цена формируется по принципу Merit-Order-Effekt – последовательное подключение электростанций, основанное на учете переменных издержек. Сначала спрос покрывается за счет наиболее эффективно работающих электростанций, последняя электростанция с наивысшими издержками (граница), необходимая для покрытия спроса устанавливает цену [2]. Поскольку переменные издержки для установок, использующих ВИЭ практически стремятся к нулю, спрос покрывается в первую очередь за счет ВИЭ. Предполагалось, что в периоды пикового спроса и/или колебаний предложения, вызванные нестабильностью и непостоянством энергии, вырабатываемой солнцем и ветром, остаток будет покрываться за счет газовых электростанций, поскольку они более экологичны и технологически гораздо более мобильны при необходимости оперативно покрывать недостаток электроэнергии. Однако угольные электростанции продолжают работать, продавая электроэнергию даже по отрицательной цене, так как это дешевле, чем отключение и включение угольной электростанции. Таким образом, угольные электростанции продолжают работать, производя выбросы в атмосферу. Электростанции, работающие на газе, вследствие относительно высоких цен на газ снижают долю производства. Невыгодным становится также инвестировать в строительство новых, даже самых современных электростанций, работающих на газе, поскольку срок окупаемости инвестиций растет. Яркий пример – самая современная в Европе высокотехнологичная с минимальным негативным воздействием на окружающую среду газовая турбина в Иршинге, которую ввели в эксплуатацию в марте 2014 года. В марте 2015 года было объявлено о решении вывода ее из эксплуатации к апрелю 2016 года в связи с нерентабельностью. Причиной этому стало падение цен на электроэнергию, относительно высокие переменные издержки по сравнению с ВИЭ, а также снижение цен на эмиссионные сертификаты, которые перестали выполнять свою обременительную функцию для угольных электростанций [10].

Увеличение количества энергии, вырабатываемой с помощью ВИЭ, увеличивает соответственно предложение электроэнергии на рынке и, таким образом, понижает рыночную цену на электроэнергию (см. рис 5).

Отрицательная разница между выручкой и фиксированной платой растет. Это приводит к парадоксальной ситуации: чем больше ВИЭ снижают цену на электроэнергию, тем больше становится сумма отчислений за ВИЭ; чем больше установок, использующих ВИЭ, вводится в эксплуатацию и чем больше электроэнергии производится с помощью ВИЭ, тем больше растет сумма отчислений.

Противоречие возникает также при рассмотрении механизма торговли эмиссионными квотами и поддержки ВИЭ. Несмотря на то, что это инструменты единой концепции и направлены на общую цель – снижение выбросов углекислого газа в атмосферу, в механизме функционирования они не дополняют, а противоречат друг другу. Увеличение доли ВИЭ в электроэнергии снижает спрос на эмиссионные сертификаты и приводит к снижению цены. Уровень выбросов в атмосферу при этом не снижается, поскольку при низких ценах на эмиссионные сертификаты снижается стимул сокращения выбросов.

Сравнительный анализ совокупных общественных расходов на различные виды энергоносителей показал различия в структуре затрат, большую долю скрытых, последующих расходов на традиционные энергоносители по сравнению с ВИЭ, значительный рост расходов на ВИЭ, начиная с 2010 года, и сокращение на другие виды энергоносителей (рис. 1, 2). При этом, темп роста расходов на электроэнергию из ВИЭ за 2010-2014 гг. (18,86%), опережал темп роста производства электроэнергии из ВИЭ за аналогичный период (11,58%) на 7,28%8. Применение единого метода подсчета расходов на энергоносители по принципу, используемому для ВИЭ, показал большие по сравнению с ВИЭ затраты на традиционные энергоносители (рис. 4). Однако этот же механизм поддержки имеет ряд недостатков, комплекс системы мер поддержки порождает зачастую обратный от ожидаемого эффект (рост компенсационного вознаграждения, то есть величины отчислений за ВИЭ, которую платят потребители, отсутствие стимулов для снижения выбросов в атмосферу и т.д.). Однако даже при совершенствовании механизма поддержки ВИЭ, существует и ряд других проблем, связанных с использованием ВИЭ и реализацией поставленных задач немецким правительством.

На современном этапе развития ВИЭ очевидно отставание научно-технической и технологической базы от существующих целей – количественных показателей производства энергии, которых необходимо достичь ВИЭ. Достижение каждого последующего этапа требует большего вклада научного компонента, то есть рост производства энергии с помощью ВИЭ до 27,4% в электроэнергетике был достигнут с помощью существующего механизма поддержки, количественного увеличения установок, используемых для получения энергии из ВИЭ. Достижение последующих целевых показателей требует качественного рывка в научно-технической области, а также пересмотра существующего механизма государственной поддержки. Нестабильность потока энергии, получаемой от ВИЭ, требует создания сложного механизма энергосистемы, который позволял бы бесперебойно покрывать потребности в электроэнергии независимо от погодных условий.

Госрегулирование прямое или косвенное в виде финансовых субсидий или создания выгодных условий путем налогообложения, законодательной базы и др. в итоге сводится к перераспределению капиталов в пользу некой отрасли. Вопрос заключается в том, даст ли в дальнейшем это перераспределение капитала ожидаемый эффект, который должен проявляться не в развитии отрасли как таковой, а в увеличении ее положительного вклада в экономику в целом, научно-технический прогресс, и, как следствие, росту производительности труда.
Современная система поддержки и госрегулирования энергетики выстроена и направлена на поддержку и развитие ВИЭ с целью сделать более выгодной энергию, получаемую из ВИЭ. Политика отказа от негативно воздействующих на окружающую среду атомной и угольной отраслей, несомненно, порождает расходы, направленные на сворачивание этих отраслей, закрытие шахт, вывод из эксплуатации АЭС. Однако, при допущении вероятности когда-либо отказа от курса развития ВИЭ неизвестны расходы на демонтаж, утилизацию и прочие связанные с этим расходы. При этом, зачастую, не учитываются расходы на расширение системы электросетей, которое требуется также для достижения целевых показателей по выработке электроэнергии из ВИЭ. Затраты до 2030 года могут составить до 42,4 млрд евро [7].

Влияние лоббирующих организаций на государственную поддержку развития ВИЭ в ФРГ по оценкам экспертов довольно сильное. О том, в какой степени решения правительства зависят от давления лоббистов в ущерб экономической эффективности мер, или же в данном случае лоббирование оказывает положительное влияние и на интересы общества в целом, сказать пока сложно. Среди населения появляется недовольство, главным образом, не в идее развития ВИЭ как таковой, а в отношении политики поддержки ВИЭ, в особенности по причине все возрастающего бремени на домашние хозяйства за счет роста компенсационного вознаграждения. Тем не менее, пока что в правительстве и германском обществе в целом нет сомнений в отношении необходимости развития ВИЭ. Тенденция системы госрегулирования направлена на уменьшение с течением времени льгот для ВИЭ, но не на уменьшение степени самого регулирования. Степень регулирования не ослабевает, а скорее наоборот усиливается, поскольку достижение целевых показателей энергетической концепции требует все больших усилий.

Германским Бундестагом рассматривается вопрос о внесении изменений в 2017 году в Закон о возобновляемых источниках энергии, целью которых является снижение вознаграждения ВИЭ путем изменений в принцип поддержки. Рост компенсационного вознаграждения, наметившийся в 2014 году, считается одним их главных недостатков в механизме поддержки. Очевидность плюсов для Германии в случае реализации целей и задач, определенных в энергетической концепции не вызывает сомнений. Снижение зависимости от импорта энергоресурсов, самообеспеченность в условиях волатильности энергорынков и высокого геополитического воздействия – безусловно значимое конкурентное преимущество для страны, импортирующей 69,6%  энергоресурсов [8].

Помимо энергетической безопасности, также остро стоит экологический вопрос. Все чаще воздействие от использования традиционных энергоносителей на экологию становится более актуальным, чем их исчерпаемость. Например, развитие нефтедобычи ограничивается не столько ограниченными запасами, сколько избытком углерода. Высвобождение углерода, содержащегося в доказанных запасах нефти, приведет к сильному превышению порога в 450 ppm CO2, обозначенному в Рамочной конвенции ООН об изменении климата, как поворотная точка, за которой начнутся опасные изменения климата. Потенциальные выбросы за счет доказанных мировых запасов нефти оцениваются в 620 гигатонн СО2, в то время как весь углеродный бюджет (включая уголь и газ) на период 2011-2050 гг.не должен превысить 565 гигатонн СО2, если мир хочет избежать роста температуры на 2 ºС. С этой точки зрения основная часть углерода, связанного в доказанных запасах – и находящегося на балансе у зарегистрированных нефтяных компаний, – является «несжигаемой» [1].
В переходе на ВИЭ существует так называемый социальный контекст: ВИЭ по своей природе являются доступными обществу: солнце, ветер – общественное благо, в отличие от торгуемых, как частным благом, традиционных энергоносителей. Это принципиальное отличие ВИЭ от традиционных энергоносителей. При этом, энергетическая и экологическая безопасность являются общественным благом, для обеспечения которого при использовании частных благ возникает противоречие и конфликт интересов. Если предположить возможность перехода на использование ВИЭ при сохранении нормальных темпов развития экономики это станет качественно новым этапом в развитии не только энергетической отрасли, но и экономики в целом.

Литература
1.    Бридж Г., Ле Бийон Ф. Нефть / пер. с англ. Н.Эдельмана; науч.ред.перевода Т.Дробышевская.¬ М.: Изд-во Института Гайдара, 2015., с.104
2. Электронный экономический словарь (на нем.). [электронный ресурс]. – URL http://wirtschaftslexikon.gabler.de/Definition/merit-order-effekt.html, дата обращения 3.02.2016
3.    Agentur für Erneuerbare Energie [электронный ресурс]. – URL: http://www.unendlich-viel-energie.de/themen/wirtschaft/kosten/strompreis-weist-externe-kosten-fossiler-und-atomarer-energieerzeugung-nicht-aus, дата обращения 3.02.2016
4.    Bundesverband Erneuerbare Energie e.V. [электронный ресурс]. – URL: http://www.bee-ev.de/fileadmin/Verband/20160101_Webseite_Unsere_Mitglieder.pdf, дата обращения 1.02.2016
5.    Dr. Grewe H. Die Branche der erneuerbaren Energien und ihre Lobby / Konrad Adenauer Stiftung. Analysen&Argumente. 2009, Ausgabe 74
6.    EEG-Umlage 2016: Fakten & Hintergründe // Bundesministerium für Wirtschaft und Energie [электронный ресурс]. – URL: http://www.bmwi.de/BMWi/Redaktion/PDF/E/eeg-umlage-2016-fakten-hintergruende,property=pdf,bereich=bmwi2012,sprache=de,rwb=true.pdf, дата обращения 1.02.2016, s.1
7.    Eine erfolgreiche Energiewende bedarf des Ausbaus der Stromverteilnetze in Deutschland / Deutsche Energie Agentur GmbH (dena). Berlin, 10.12.2012, s.9
8.    Energiedaten: Gesamtausgabe. Bundesministerium für Wirtschaft und Energie Stand: Januar 2016. // [электронный ресурс]. – URL: http://bmwi.de/BMWi/Redaktion/PDF/E/energiestatistiken-grafiken,property=pdf,bereich=bmwi2012,sprache=de,rwb=true.pdf, s.12, дата обращения 2.02.2016
9.    Energiekonzept für eine umweltschonende, zuverlässige und bezahlbare Energieversorgung. 28. September 2010.
10.    Keine wirtschaftliche Perspektive: Eigentümer der Gaskraftwerke Irsching 4 und 5 zeigen Stilllegung an // [электронный ресурс]– URL: /http://www.eon.com/de/presse/pressemitteilungen/pressemitteilungen/2015/3/30/no-economic-prospects-owners-of-the-irsching-4-and-5-gas-fired-power-stations-announce-their-closure.html
11.    Küchler S., Wronski R. Was Strom wirklich kostet. Vergleich der Staatlichen Förderungen und Gesamtgesellschaftliche Kosten von konventionellen und erneuerbaren Energien // Forum Ökologisch-Soziale Marktwirtschaft e.V., 2015
12.    Meyer B. Subventionen und Regelungen mit subventionsähnlichen Wirkungen im Energiebereich. München, 2006
13.    Quaschning V. Erneuerbare Energien und Klimaschutz
Hintergründe - Techniken und Planung - Ökonomie und Ökologie – Energiewende, Carl Hanser Verlag München 2013, s.118
14.    Zeitreihen zur Entwicklung der erneuerbaren Energien in Deutschland. [Электронный ресурс] –URL: http://www.erneuerbare-energien.de/EE/Redaktion/DE/Downloads/zeitreihen-zur-entwicklung-der-erneuerbaren-energien-in-deutschland-1990-2014.pdf?__blob=publicationFile&v=5

______________

Примечания:

1Рассчитано автором на основе [14].

2Действующий закон от 1 августа 2014 г.

3В отношении природного газа объективную оценку провести сложно, поскольку данные по некоторым видам субсидирования имеются только с 2007 года. В основном расходы связаны с финансированием научных разработок на национальном и европейском уровнях.

4Рассчитано автором на основе данных [12, c 131].

5В Германии действует так называемый энергетический налог (Energiesteuer) – косвенный налог, выплачиваемый потребителями за использование энергоносителей в качестве топлива и горючего материала. В данном исследовании подсчитаны выгоды, получаемые от послабления или освобождения от различного рода налогов и сборов, действующих в энергетической отрасли ФРГ. За базовый ориентир взята подсчитанная авторами плановая налоговая ставка. При отклонении в меньшую сторону разница учитывается как налоговая льгота, сумма считается как субсидия. При отклонении в бОльшую сторону учитывается как отрицательное субсидирование со знаком «–».

6Например, в 2014 году цена на сертификат составила 5,75 евро за тонну СО2, повышение цен на электроэнергию за счет торговли эмиссионными квотами составило 0,4 цента за кВт∙ч. Расчет произведен исходя из объема выработанной электроэнергии за рассматриваемый период. Бесплатное предоставлении сертификатов считается как субсидия «+», для отраслей, не участвующих в торговле эмиссионными квотами (атомная, ВИЭ), повышение цен за счет торговли эмиссионными квотами считается как субсидирование со знаком «–».

7https://www.tagesschau.de/wirtschaft/eeg-133.html

8В данном случае, несмотря на превышение темпа роста расходов над темпом роста производства электроэнергии из ВИЭ нельзя однозначно сказать о неэффективности затрат, поскольку срок окупаемости инвестиций в ВИЭ составляет 2-3 года.

Все статьи рубрики Мировой опыт энергосбережения

Архив номеров

Выпуски за 2009 год: №1 (1), №2 (2), №3 (3), №4 (4), №5 (5),

Выпуски за 2010 год: №1 (6), №2 (7), №3 (8), №4 (9), №5 (10), №6 (11), №7 (12), №8 (13),

Выпуски за 2011 год: №1 (14), №2 (15), №3 (16), №4 (17), №5 (18), №6 (19),

Выпуски за 2012 год: №1 (20), №2 (21), №3 (22), №4 (23), №5 (24), №6 (25),

Выпуски за 2013 год: №1 (26), №2 (27), №3 (28), №4 (29), №5 (30), №6 (31),

Выпуски за 2014 год: №1 (32), №2 (33), №3 (34), №4 (35), №5 (36), №6 (37),

Выпуски за 2015 год: №1 (38), №2 (39), №3 (40), №4 (41), №5 (42),

Выпуски за 2016 год: №1 (43), №2 (44), №3 (45), №4 (46) ,

Выпуски за 2017 год: №1 (47).

Статьи по темам

Энергетика (8) ,
Энергоэффективное строительство (17) ,
Возобновляемые источники энергии (20) ,
Региональный опыт (3) ,
О работе НП "Энергоэффективный город" (5) ,
Энергоменеджмент (4) ,
Информация о работе Координационного совета (124) ,
Экономика и управление (127) ,
Теплоснабжение (68) ,
Энергоэффективное освещение (53) ,
Учет энергоресурсов (16) ,
Энергосервис и ЭСКО (45) ,
Электроснабжение (13) ,
Когенерация (4) ,
Мировой опыт энергосбережения (41) ,
Новые технологии (45) ,
Энергетические обследования и энергоаудит (30) ,
Обзор СМИ (5) ,


Rambler's Top100

Авторские права на размещенные материалы принадлежат авторам
Тел.(495) 360-66-26 E-mail:
© Портал ЭнергоСовет.ru - энергосбережение, энергоэффективность, энергосберегающие технологии 2006-2017
Возрастная категория Интернет-сайта 18 +
реклама | карта сайта | о проекте | контакты | правила использования статей

Регулятор отопления для зданий для устранения перетопов подробнее